?

Log in

Apr. 10th, 2015

отращиваю волосы

5nizza: воссоединение

Группа 5nizza снова вместе, 22 мая будет их концерт здесь, на их родине. И... мы уже забронировали билеты! Завтра выкуплю их) Скорее бы май!
В идеале - в Нидерданды, а именно - в Голландию. Больше за музеями и Амстелом, чем за травяными пирожными. И очень-очень в Грузию, почему-то уверена, что мне там будет уютно. Когда кто-то с удивлением спрашивает, зачем именно в Грузию, отшучиваюсь: у них вкусные лаваши и мое любимое вино, должно быть. Думаю, там неимоверно.

Признаться, Грузия манит даже больше, чем Голландия. Наверное, потому что не так пугает своей "заграничностью", потому что она не так далеко.

Боюсь, летом не сможем из-за ситуации в стране выехать куда-либо за пределы. Тогда оставьте мне хотя бы возможность мечтать о комфортном филистерском отдыхе в Одессе. Таком, чтобы и море у ног, и бассейн под окном гостиничного номера, и расслабление в спа, и прогулки с рассматриванием Оперного (позор, мы так его и не видели толком прошлым летом), и обеденное зависание в модных кафе с кофе и белым вином (почему-то летом хочется только белого вина или шампанского, красное хорошо греет в холодную зиму).И еще я бы повторила прогулку по всем заезженным достопримечательностям.

Очень хочется в тепло и покой.

Mar. 16th, 2015

Обожаю запах книг. Готова променять этот запах на самые волшебно пахнущие ароматы раскрученных парфюмов.

DSC00337

Feb. 6th, 2015

Снега много. Сегодня было солнце. Сонная погода. Два дня подряд в одно и то же время я вырубаюсь. В 18.20.
Делала неоригинальные фото заснеженных веток.
Кофе и чернее ночи (больше 70% какао) шоколад - мои главные друзья. И приятно много читать в такие дни.
Ничего не происходит.
X940wyIyq80

Jan. 26th, 2015

Хочу быть как птичка: мало есть и не иметь вредных привычек.

"Я тебя не отдам"

Красивые любовные слова. И я раньше так говорила, но сегодня поняла, что это - бред.

Кому не отдам? Кто-то забирает? Разве мужчина - щенок, которого отдают в хорошие руки? То же распространяется и на девушек.

Даже если и забирают, воля человека - быть там, где и с кем он хочет быть. Любовь и эгоизм не должны переплетаться аж настолько.

В словах "Я тебя никому не отдам"  ничего хорошего и приятного нет. Зато по ним можно определить маньяка-собственника, чтобы знать, куда бежать в случае чего :)
Тогда вот вам новый клип Глеба Самойлова и Линды. "Добрая песня" со словами "Тихо! Ангел улетел - Добрый мент родился".

Интервью

Рекорд: 2 репортажа за 3 дня.
Кто еще 100 лет назад хотел почитать мое первое интервью - получите:
Андрей Краснящих: «Как бы плохо ни было, жизнь всегда выруливает в нужную сторону»
Известный харьковский писатель, публицист, кандидат филологических наук и соредактор литературного журнала «©оюз Писателей» Андрей Краснящих рассказал об игнорировании русскоязычной литературы государством, воронке зла над Лениным и литературной моде на мертвецов.
«Самое важное — найти верную интонацию»
— Андрей Петрович, расскажите, когда вы поняли, что хотите быть писателем?
Что-то писал еще с раннего детства. Наверное, как и все, стишками баловался, но это были даже не стихи, а просто «в рифму». Позже, на литературной студии при Дворце пионеров, меня отучили писать стихи. Перешел на прозу, но все то, что писал лет до двадцати, было каким-то образом уничтожено — все это было слишком не то. А потом, примерно с 1999 года, появились новые тексты, которые не вызвали отрицательной реакции, их уничтожить уже не захотелось.
— Эти тексты вызвали положительную реакцию только у вас или еще у кого-то, кому вы их показывали?
Так или иначе, всё всегда зависит от круга общения. Мне повезло, как раз незадолго до этого я познакомился с Константином Беляевым и Юрием Цаплиным, вместе с которыми мы потом придумали и сделали журнал «©оюз Писателей», он издается с 2000 г. Свои тексты я показал ребятам, Цаплину и Беляеву, их внимательная вычитка и советы мне сильно помогли. С подачи Цаплина эти рассказы начали публиковаться в выходившем в Днепропетровске радикально-художественном, контркультурном журнале «Наш», на сегодня уже легендарном. Позже эти рассказы составили сборник «Парк культуры и отдыха», он вышел книжкой в 2008-м.
— Как у вас происходит процесс написания рассказа?
О…(задумался) Задает интонацию первая фраза, хотя бывает и так, что позже она выбрасывается. Но первично, конечно, обдумывание, изначально возникают даже не идеи, а какие-то осколки, отголоски, которые помогают нащупать подход к очень аморфному материалу и, самое важное, найти верную интонацию, а она потом уже вынесет все необходимые мысли. Верно найденная интонация — 70, а то и 80% дела. Дальше она уже подбирает слова под себя. Самая большая проблема — свободное время. Потому что бывают и нужные слова, бывают и первые фразы, и интонация вроде бы выстраивается, а времени нет совершенно, нужно бежать на работу или писать статью в журнал для заработка вместо того, чтобы написать рассказ.
— Вы — один из основателей литературного журнала «©оюз Писателей». Чем вы занимаетесь в рамках этого издания?
Нас было трое соредакторов, сейчас остались мы с Юрием Цаплиным, потому что с Беляевым мы разошлись в некоторых принципиальных эстетических подходах к журналу. Мы с Цаплиным хотели, чтобы журнал оставался харьковским, а не становился глобальным, всемирным, не терял своей специфики. В «©оюзе Писателей» 50–60% харьковских авторов, вот хотелось бы и держаться в таких пределах. Сейчас из-за того, что и я, и Цаплин заняты каждый на своей работе бóльшую часть времени, выходит журнал редко, раз в год. Кроме того, существует еще и большая проблема, где найти деньги на журнал. Раньше журнал поддерживал Фонд Сапронова, но уже несколько номеров — нет. Сегодня журнал выходит в эконом-режиме, я имею в виду и тираж, и качество печати. Вот сейчас уже готов новый номер, а денег на его выпуск нет.
«Украинская русскоязычная литература становится самостоятельной от России»
— Обязан ли писатель, живущий в Украине, писать только по-украински?
Не обязан. Мы не первые в истории находимся в такой ситуации. Была пражская немецкоязычная литература, была англоязычная литература Ирландии. Писатель должен писать на том языке, на котором ему хочется это делать, на котором он наиболее полноценно может самовыразиться. А переходить на другой язык в силу конъюнктуры… Как раз очень хорошо, что сейчас в более отчетливом виде предстает русскоязычная украинская литература, самостоятельная от Москвы и от России, принадлежащая Украине. Другое дело, конечно, что Украина как государство на русскоязычную литературу не обращает внимания. Но это проблема государства, а не русскоязычной литературы Украины. Это даже здорово, потому что, когда государство на что-то обращает внимание, как правило, ни к чему хорошему это не приводит.
— А какие тенденции в современной украинской литературе — украино- и русскоязычной — наиболее заметны, на ваш взгляд?
За последний год появилось множество постреволюционных или осмысляющих военные события текстов. Но, наверное, они должны «отлежаться»: это всё слишком живое. Такие тексты обладают ценностью высказывания, но какую художественную ценность они имеют — покажет время. Любопытнее другое. В русскоязычной литературе (а мне проще говорить о ней) еще несколько лет назад стали возникать постапокалиптические темы. Например, в прошлом номере «©оюза Писателей» мы опубликовали замечательные рассказы Виктора Шепелева, где показано, как выживают люди в Харькове в эпоху постапокалипсиса. Наверное, уже тогда были какие-то предощущения будущих событий. Кроме того, харьковская русскоязычная литература характеризуется неким некрологическим влечением, интересом к более тщательному рассмотрению со всех сторон проблем смерти, гибели.
— А вы как к этому относитесь?
Напрямую (улыбается). Пишу о том же.
— Входит ли в ваши творческие планы написание большого романа?
Те главки о детстве (и не детстве), опубликованные в «Новом мире» и других журналах, вот ещё одна в последнем номере «ШО», с какими-то оговорками и могут служить оправданием отсутствия романа. Думаю, роман в своем современном виде должен быть модифицирован, приобретать новые характеристики, он не должен быть по построению похож на романы предыдущих литературных эпох. Мой условно роман  (он называется «О себе», а в «Новом мире» главы печатались под общим названием «Антроположик») состоит из отдельных, самостоятельных глав, в каждой из которых описаны общие для всех явления: деньги, детство как таковое, отношение к начальству, отношение к смерти, к эросу и др. — но они не показывают развитие человека хронологически, а дают историю переживания разных проблем, где герой выступает от лица поколения.
— Какую книгу из уже написанных другим автором вы сами хотели бы написать?
О, много! Есть к Беккету зависть, к тому, как написана, например, трилогия «Моллой», «Малон умирает» и «Безымянный». Вот к Джойсу нет зависти, он для меня холодный, сконструированный — мастерски, гениально, но… (Хотя «Дублинцы», «Портрет художника в юности» ещё не конструктор.) Кроме Беккета, это и «бормотальщики», как их Цаплин назвал, — Итало Звево, Витольд Гомбрович, Джозеф Хеллер, другие. В свое время «Жестяной барабан» Гюнтера Грасса стал для меня колоссальным впечатлением. Повторить это невозможно, и не нужно, наверное, но, с другой стороны, очень многие тексты оказывают подспудное влияние. У меня есть цикл «Литература», и в нём подцикл «Письма», представляющий собой ответы на знаменитые «безответные» литературные письма: ответ на письмо отцу Кафки, ответ на предсмертное письмо Маяковского советскому правительству, ответ писателя Р. незнакомке по рассказу «Письмо незнакомки» Цвейга, ответ дедушки Ваньке Жукову. Это своего рода литературная игра, которая мне очень интересна — прежде всего стилистически, но не только.
«Харьков вполне мог стать Донецком»
— В интервью российскому сайту «Общественное мнение» в марте 2014 года вы сказали: «Нет, увы, сейчас в Украине абсолютного морального лидера». Изменилось ли ваше мнение с тех пор?
Скорее, оно стало еще более пессимистичным. Тогда еще не началась война с Россией, в Крыму все было непонятно, не было войны в Донбассе. А морального лидера нет до сих пор. Выборы были не то чтобы грязными, но те, кто пришел к власти после революции, производили более идеалистичное впечатление, а сейчас общее настроение и отношение к ним изменилось.
— Существует ли, на ваш взгляд, угроза Харькову стать одним из центров так называемых «народных республик»?
Надеюсь, что сегодня уже нет. Весной всё висело на волоске. Когда у нас поднимали российский флаг над облсоветом, когда проходили многотысячные митинги под георгиевскими и российскими флагами, — вот тогда Харьков вполне мог стать Донецком. Хотя страх нагнетался и в конце лета, когда в новостях постоянно говорилось, что Россия стягивает свои войска к границе, и по Харькову циркулировали слухи, что Кернес вот-вот сдаст Харьков Путину — впрочем, слухи слухами, но именно тогда, в конце лета, участились диверсии и нападения — на военкоматы, заводы, а Кернес в это время назвал в интервью Путина весьма эффективным лидером и дал звание почетных граждан Харькова российским политикам и бизнесменам. В общем, у всех было ощущение, что Харьков готовят к тому, что он тоже скоро попадет под российскую экспансию. А сейчас, мне кажется, всё это прошло, хотя кто знает, что в голове у Путина и куда он пойдет дальше.
— Какие нынешние социальные и политические процессы вызывают у вас наибольший отклик?
Нравится новый закон об образовании, если, конечно, он будет работать. Особенно меня в нем радуют пункты о борьбе с плагиатом, потому что это большое бедствие для науки и для вузов, где переписывается всё и вся. Диссертации переписываются с зарубежных монографий, потом из диссертаций переписываются курсовые и дипломные работы, а из курсовых и дипломных переписываются школьные работы для МАН (Малой академии наук). Хорошо, если этот закон будет работать.
Хорошо, что памятник Ленину скинули наконец, а то он уже стал символом зла и ничем не сдерживаемой агрессии в Харькове. Да, я понимаю всю неоднозначность того, что произошло, поскольку памятник был свален, а не аккуратно снят, но в данной ситуации по-другому нельзя было. Во всяком случае, сейчас около него не собираются митинги, и зло вокруг него не витает. Раньше проходишь мимо Ленина — и прямо представляешь над ним воронку, притягивающую зло.
— Согласны ли вы с утверждением Джеймса Джойса: «Во что веришь по-настоящему, то и существует»? Во что верите вы?
Согласен, конечно. Во что я верю… Наверное, в то, что все будет хорошо. И в государстве, и у каждого в семье. Есть у жизни такой механизм, что, как бы плохо ни было, она все время выруливает в нужную сторону. Человечество ведь выжило и после двух мировых войн, и после холодной войны. Нужно верить в собственные силы, в собственные возможности, в то, что ты делаешь — правильно, и все у тебя получится. В Украине все будет хорошо.

С Рождеством!

Сегодня - канун православного Рождества. На моей кухне уже кипит наваристый борщик и варится рождественская кутья.
А вы готовитесь к Рождеству? Отмечаете этот праздник так же, как Новый год, или скромнее?

Как бы там ни было, что бы ни происходило в нашей (и соседней) стране, я желаю всем нам (и себе особенно, ггг))) быть мудрыми, не верить пустым словам, не вестись на провокации, верить своей душе, сохранять в ней любовь, ежедневно учиться прощать (в том числе и себе), отпускать неприятные ситуации, быть более альтруистичными, а еще- открытыми, искренними, добрыми, веселыми и мечтательными!

Слава Украине!